Реорганизация Войск ПВО - Россия: обзор геополитической ситуации в мире Реорганизация Войск ПВО Учебный сайт

Реорганизация Войск ПВО - Россия: обзор геополитической ситуации в мире




reshenie-ob-utverzhdenii-polozheniya-o-nagradah-municipalnogo-obrazovaniya-poselok-vinzili.html
reshenie-ob-utverzhdenii-polozheniya-o-prazdnovanii-yubilejnih-dat-poselenij-i-uchrezhdenij-kondinskogo-rajona.html

Реорганизация Войск ПВО


    В истории развития Войск ПВО страны было немало попыток их реорганизации. Однажды намеревались переподчинить всю истребительную авиацию ПВО Военно-воздушным силам, чтобы объединенными усилиями решать задачи ПВО; в другой раз раздать части и соединения военным округам; в третий - изменить боевую и летную подготовку авиации ПВО, приспособив ее к нуждам фронтовой авиации ВВС. Существовал вариант передачи сил и средств системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) Ракетным войскам стратегического назначения и даже Верховному Главнокомандованию. В Генеральном штабе вынашивалась идея использования зенитных ракетных комплексов ПВО (после их доработки) для стрельбы по наземным и морским целям, особенно в тот период, когда зенитные ракеты стали оснащаться ядерными боевыми зарядами. Часть доработанных ЗРК планировалось передать Сухопутным войскам и береговым частям Военно-морского флота.
Идея объединения Военно-воздушных сил и Войск ПВО страны в единый организм существует у нас не одно десятилетие. Обычно она возникала в периоды очередного совершенствования Вооруженных Сил (в 60-70 гг.), либо после неудачных действий системы ПВО по обороне воздушных рубежей нашей страны. При этом само объединение мыслилось как поглощение ПВО системой Военно-воздушных сил со всеми вытекающими отсюда последствиями. Большинство этих и других попыток "реорганизации" системы ПВО не получило своего воплощения в жизнь. Возобладал здравый смысл, да и расчеты свидетельствовали о том, что кроме крупных материальных издержек никакого наращивания боевых возможностей войск противовоздушной обороны не произойдет.
Сейчас в который раз намечена реорганизация системы ПВО страны, но теперь уже не обособленно от Вооруженных Сил России, а по плану военной реформы в рамках общей структурной перестройки всего войскового организма. Основная идея реорганизации заключается в слиянии двух видов Вооруженных Сил - Военно-воздушных сил и Войск ПВО страны и образовании нового объединенного вида - Военно-воздушных сил.
Считается, что слиянием ВВС и ПВО будет достигнут ряд преимуществ, в числе которых одним из главных явится экономия средств на содержание частей и соединений прежних видов Вооруженных Сил и упрощение их управления как в мирное, так и в военное время. Важным обстоятельством, якобы, является упорядочение технического и тылового обеспечения ВВС и ПВО в рамках единого организма, совершенствование их инфраструктуры.
Защищая идею объединения ВВС и ПВО часто ссылаются на зарубежный опыт, в первую очередь на США, где, как известно. Военно-воздушные силы служат связующим звеном между различными родами авиации и отдельными соединениями ПВО. Между тем, ссылка эта некорректна: иное геостратегическое положение страны американские ВВС имеют особый, специфический состав, иной статус, предназначение и стратегические задачи. Что касается противовоздушной обороны, то ею занимается совсем другое ведомство.
Нередко идею объединения ВВС и ПВО пытались частично реализовать на практике. Большей частью это происходило тогда, когда у руля руководства Войск ПВО, их штабов и крупных объединений стояли авиаторы, выходцы из ВВС, такие, например, известные фигуры, как К.А.Вершинин, В.А.Судец, И.Д.Подгорный, М.И.Самохин, Г.П.Скориков и др. Именно при их руководстве численность Военно-воздушных сил периодически пополнялась за счет ПВО: например, путем сокращения числа истребительных авиационных полков противовоздушной обороны и формирования за их счет новых частей фронтовой авиации ВВС. Росли ВВС и за счет сокращения авиационных сил ПВО Военно-морского флота, поскольку считалось, что задачи обороны кораблей и береговых баз от ударов с воздуха возьмут на себя, наряду с войсками ПВО, части и соединения военно-воздушных сил приморских военных округов.
Почему же в конечном счете объединение ВВС и ПВО до сих пор так и не состоялось? Надо полагать прежде всего потому, что эти два вида Вооруженных Сил в своей основе являются антиподами, имеющими свои специфические стратегические, оперативные и тактические задачи, в корне отличные друг от друга.
Военно-воздушные силы, как вид Вооруженных Сил, создавались и содержатся для нанесения ударов по сухопутным, морским и авиационным группировкам потенциального противника, его административно-политическим, промышленно-экономическим центрам в целях дезорганизации государственного и военного управления, нарушения работы тыла и транспорта, а также ведения воздушной разведки и воздушных перевозок. Эти задачи ВВС призваны выполнять как совместно с другими видами Вооруженных Сил, так и самостоятельно.
Разумеется, в связи с изменениями внешнеполитической обстановки, некоторыми успехами в обеспечении международной безопасности, снижением уровня ракетно-ядерного потивостояния стратегические задачи наших ВВС существенно сократились или во всяком случае изменились. Но в принципе их роль как потенциальной ударной силы, особенно в случае безъядерной агрессии, не претерпела существенных изменений.
В отличие от ВВС, ударная мощь которых необходима главным образом для предупреждения или парирования возможной агрессии, Войска ЦВО нужны постоянно, поскольку даже сейчас, в сугубо мирное время, имеют место систематические нарушения воздушного пространства как России, так и СНГ, непрерывные полеты воздушных разведчиков вдоль наших границ.
В отличие от ВВС, ударная мощь которых необходима главным образом для предупреждения или парирования возможвой агрессии, Войска ПВО нужны постоянно, поскольку даже сейчас, в сугубо мирное время, имеют место систематические нарушения воздушного пространства как России, так и СНГ, непрерывные полеты воздушных разведчиков вдоль наших границ.
Немалой угрозой для нашей национальной безопасности может явиться возникновение локальных воин и вооруженных конфликтов у российских границ, способных эскалировать и перерасти в крупный военный пожар. В такой обстановке роль Войск ПВО трудно переоценить. Сохраняется опасность международного терроризма, военного шантажа, в том числе с использованием оружия массового поражения. Существует теоретическая возможность несанкционированного, неумышленного или, как еще говорят, "случайного" использования ракетно-ядерного оружия, несмотря на заключенное в свое время соглашение между СССР, США, Великобританией и Францией о предотвращении случайного возникновения ядерной войны.
Несколько снизила "случайность" пуска МБР реализация соглашения между ведущими ядерными державами о введении в ракеты "нулевого" полетного задания, хотя сам режим "ненацеливания" не может ни отодвинуть ядерную войну, ни уменьшить ее угрозу, поскольку, по мнению специалистов, загрузка боевого полетного задания в электронную систему управления современных ракет занимает всего несколько минут.
И еще одно обстоятельство. При общей тенденции сокращения затрат на закупку вооружения, развития оборонной структуры и оперативную и боевую подготовку, ассигнования на технологическое совершенствование материальной базы войны на Западе не снижается. В развитых странах особое внимание уделяется дальнейшему совершенствованию средств воздушно-космического нападения: ракетам и искусственным спутникам Земли военного назначения, ударной авиации, оснащаемой новыми высокоточными средствами поражения, аппаратурой радиоэлектронной борьбы и пр. Идет активная закупка современных средств воздушного нападения развивающимися и слаборазвитыми государствами во всех регионах мира. Никто сегодня не может дать гарантий, что объектом применения этих вооружений не станет Россия и другие государства СНГ, особенно со стороны тоталитарных режимов, с низкой политической ответственностью, которые претендуют на вхождение в "ядерный клуб".
До недавних пор потенциальным агрессорам с воздуха и космоса сравнительно надежно противостояли войска противовоздушной обороны, мощь которых являлась немалым сдерживающим фактором. Способность Войск ПВО успешно решать стратегические, оперативные и тактические задачи прошла хорошую проверку в борьбе с многочисленными иностранными самолетами-нарушителями наших границ, а также в ходе боевых действий за рубежом, особенно во Вьетнаме, в Сирии, Египте, Афганистане и др. странах.
Сила ПВО состояла в единстве всех ее составных частей, в оснащенности мощной боевой техникой и высокой обученности личного состава. Организация ПВО, ее инфраструктура были рассчитаны на комплексное использование войск, на тесную взаимосвязь и взаимозависимость всех ее боевых компонентов. Оперативное построение войск, их группировка были развернуты так, что основные усилия сил и средств ПВО сосредоточивались на главных, наиболее опасных воздушно-космических направлениях, а менее опасные участки намечалось прикрывать за счет маневра войск, заранее спланированного и обеспеченного всем необходимым.
Сейчас единство прежней противовоздушной обороны частично разрушено, система распалась на отдельные звенья. Первой раскололась налаженная система ПВО стран-участниц Варшавского Договора, в оснащение которой Советским Союзом были вложены гигантские средства. Мы потеряли передовой оперативный эшелон системы противовоздушной обороны, так называемое "западное предполье". На северо-западе прекратилось функционирование противовоздушной обороны в связи с выводом наших войск из Прибалтики. Нет надежной системы ПВО в Закавказье и в Средней Азии, особенно там, где политическая я военная обстановка сложна и неустойчива. Лишь в Беларуси и на Украине части и соединения ПВО, насколько нам известно, исправно несут боевое дежурство, но, будучи "приватизированы" Минском и Киевом, они действуют теперь автономно, как сугубо национальные формирования, вне системы ПВО России.
Учитывая все это, нетрудно сделать вывод, что в результате всего этого система ПВО России резко ослаблена. Надежность прикрытия дальних подступов к центральным районам нашей страны на северо-западе, юго-западе и на юге явно недостаточная, а потому требует к себе особого внимания. На западном воздушном направлении положение более благоприятное, но в связи с переходом части союзных войск ПВО под юрисдикцию Беларуси и Украины российские воздушные рубежи оказались теперь в непосредственной близости от столицы нашего государства и его центральных областей, что также вызывает немалую озабоченность.
Совершенно очевидно, что в условиях резкого ослабления системы ПВО России необходимо искать пути и способы ее кардинального усиления. Однако вместо этого предлагается паллиативное решение: слить систему ПВО с ВВС, вывести из ее состава силы и средства, относящиеся к контролю космического пространства и предупреждению о ракетном нападении.
Утверждается, что уже в рамках ВВС, как новом виде Вооруженных Сил, войска ПВО будут реконструированы, в связи с чем их мощь, якобы, возрастет и в первую очередь за счет привлечения фронтовой авиация (ее истребителей-перехватчиков) к решению задач ПВО, Средств для реконструкции, по утверждению Генерального штаба, потребуется не так уж много.
К сожалению, сейчас нет достаточно обоснованных данных, чтобы судить, во что материально выльется образование нового вида Вооруженных Сил и сколько потребуется финансовых ресурсов для реорганизации ПВО. Но даже в том случае, если затраты на это мероприятие будут посильны для государства, существует опасность того, что войска ПВО, образно говоря, растворятся в новом военном образовании. А это неизбежно приведет к утрате индивидуальности ПВО, ее традиций, изменению менталитета личного состава. Понизится статус ПВО; из вида Вооруженных Сил войска противовоздушной обороны превратятся в род войск в составе ВВС. Не исключено, что мощь противовоздушной обороны в объединенных ВВС не только не возрастет, а останется прежней я даже уменьшится, поскольку реорганизация войск ПВО не предусматривает каких-либо кардинальных мер по их оснащению новейшей боевой техникой или решительной модернизации существующей.
Справедливы ли опасения о потере войсками ПВО своего лица в объединенных ВВС и будут ли посильны для государства расходы на реорганизацию ПВО? Ответ на это может дать только практика. Чтобы не ошибиться и не нанести в очередной раз урона мощи и боеготовности войскам ПВО, было бы полезным рассмотреть и другие варианты реконструкции, более радикальные по своей сути.
Учитывая происшедшие изменения в стратегическом положении России, а также необходимость усиления противовоздушной обороны на европейском направлении и в Средней Азии, можно было бы, в отличие от идеи объединения ВВС и ПВО, наметить два принципиальных направления возможных действий по подлинной реконструкции системы противовоздушной обороны, чтобы в какой-то мере компенсировать те потери, которые понесли Войска ПВО после распада СССР.
Первое направление - это развертывание сил и средств ПВО по новым границам Российской Федерации с Прибалтийскими республиками, Украиной, Грузией, Азербайджаном, Казахстаном и возможно с Беларусью. Многими специалистами это направление считается наиболее радикальным. Однако выполнить его нашему государству пока вряд ли под силу. Сейчас, пожалуй, никто не возьмется подсчитать, во что выльются работы в этом направлении. Но то, что для этого потребуются огромные средства, большое количество вооружения и боевой техники, немалый объем нового (в том числе и капитального) строительства, а также длительные сроки выполнения всех мероприятий, не вызывает никаких сомнений. Между тем, ни того, ни другого, ни третьего в России в достаточном количестве нет и вряд ли появится в ближайшей перспективе.
Поэтому, учитывая политическую и экономическую нестабильность в нашем государстве, дефицит материальных и финансовых средств, представляется предпочтительным второе направление - не отгораживаться апрель новыми воздушными границами от других стран СНГ, а объединить усилия ПВО этих стран для решения боевых задач сообща, по единому замыслу и плану. Иными словами, предполагается воссоздать на территории бывшего СССР объединенную систему противовоздушной обороны в новом качестве.
Речь, естественно, не идет о том, чтобы возвратиться к полностью централизованной ПВО Советского Союза, с единым командованием, безусловным подчинением войск ПВО стран Содружества Центру. К этому возврата быть не может. Придется искать компромиссный вариант управления и взаимодействия, в котором разумно сочетались бы методы децентрализации, автономности действий с элементами централизованного планирования и руководства со стороны соответствующего органа, например Объединенного командного пункта ПВО СНГ.
В основу объединенной системы ПВО СНГ было бы целесообразным положить несколько основополагающих принципов. Первый - это равноправие всех национальных составных частей объединенной системы ПВО, взаимное уважение их независимости и суверенитета. Второй основополагающий принцип - взаимная помощь, доверие и активная поддержка друг друга. И, наконец, третий принцип - общность оперативно-стратегических взглядов на военно-политическую ситуацию в мире, на характер и масштаб угроз со стороны сопредельных стран (в том числе особенно НАТО), и, разумеется, на роль и место противовоздушной обороны в системе Вооруженных Сил.
Образование объединенной системы ПВО стран СНГ создаст для России ряд стратегических преимуществ. Это прежде всего вынос воздушных рубежей далеко за российские территориальные границы, образно говоря, образование, в европейской части России и в Средней Азии "противовоздушного предполья", в котором соединенными усилиями войск ПВО соседей можно добиться того, чтобы резко снизить эффективность первого удара воздушного противника, заставить его отказаться от продолжения воздушной операции. Создание объединенной системы ПВО даст немалые стратегические преимущества и другим странам СНГ, заключившим в свое время соглашение о коллективной безопасности. Так, в случае массированного удара воздушного противника средств ПВО одного государства может не хватить и для создания нужного соотношения сил между нападающим и противовоздушной обороной потребуется привлечение сил соседей, в первуюочередь истребителей-перехватчиков для действий с аэродромовманевра. Это можно достичь лишь в рамках единой противовоздушной операции, при общем замысле и плане использования всехсил и средств ПВО, прикрывающих данное воздушное направление. Надежда на то, что такой маневр со стороны соседей можноосуществить экспромтом, без заблаговременной подготовки, по меньшей мере проблематична или вовсе лишена оснований.
Объединение усилий войск ПВО стран Содружества может дать значительный выигрыш не только в oneративно-стратегическом отношении, но и в военно-технической области.
До распада СССР на суверенные независимые государства военно-техническая политика страны была единой. Сейчас, когда дезинтегрировались наши вооруженные силы и распалась союзная оборонная промышленность, каждое государство Содружества в области военно-технической политики действует само по себе. Это наносит немалый урон научно-техническому прогрессу, приводит к дублированию работ оборонных предприятий, НИИ и КБ, нарушает их годами сложившуюся кооперацию, и, в конечном счете, способствует неэффективному расходованию материальных и финансовых ресурсов, использованию интеллектуального и промышленного потенциала. Единственный выход из создавшегося положения состоит в восстановлении утраченной интеграции и кооперации между предприятиями оборонной промышленности бывших республик СССР, налаживание лицензирования производства вооружении и военной техники, обмене технической документацией, организации научно-технического консультирования, как это было в недавнем прошлом. Только общими усилиями можно не допустить критического отставания от наиболее развитых стран Запада и Востока в разработке эффективных в перспективных вооружений, сохранить способность маневра военно-техническими ресурсами, позволяющими нивелировать воздействие возможных научных прорывов в других странах в области оружия и боевой техники.
Реорганизация нарушенной системы ПВО России, как и создание единой противовоздушной обороны стран Содружества, потребует огромных усилий. Но прежде всего необходимо политическое согласие всех заинтересованных сторон, ибо комплексирование ПВО не может решаться обособленно, вступать в малейшее противоречие с проблемами государственного строительства или забегать вперед.
К сожалению, процесс выработки и практической реализации решений по оборонным вопросам в Содружестве далеко не гладок. Сильно мешает интеграции, в том числе и в области ПВО, нестабильность военно-политической обстановки в некоторых странах СНГ, а то я прямая конфронтация между различными ветвями власти. Имеет место излишняя амбициозность руководящих гражданских и военных лиц, подозрительность в отношении уже принятых решений, стремление переложить тяготы интеграции друг на друга.
Тем не менее между отдельными руководителями СНГ и их военными ведомствами все явственнее проявляется желание скоординировать военное строительство, найти такой механизм и такую схему взаимодействия, которые бы устраивали всех и были бы во много раз эффективнее, чем сегодня. Ближе всех к такой координации действий в военной области, в том числе и в области ПВО, подошли сейчас Россия и Беларусь, заключив между собой Союзный договор. Нет сомнения в том, что если дело с военной интеграцией между Россией и Беларусью пойдет на лад, то появятся еще желающие присоединиться к уже заключенным соглашениям. Надо только не упустить этот шанс. В конечном счете мир не становится спокойнее, и в одиночку государствам Содружества со всеми проблемами обороны и безопасности просто не справиться.

Оснащение Вооруженных Сил Российский Федерации новыми вооружениями и военной техникой и реформирование военной промышленности


Ключевая проблема повышения качества реформируемых Вооруженных Сил - обновление оружия и военной техники
    Обновление ВВТ является важнейшей задачей страны и составной частью военно-технической политики (ВТП), ибо новое оружие позволяет повысить эффективность выполнения боевых задач, компенсировать сокращение численности войск и сил флота, снизить затраты на техническое обслуживание и ремонт техники, посеять сомнение у эвентуальных противников в возможности достижения ими своих целей силовыми методами и тем самым надежнее обеспечить сдерживание от использования таких методов (снизить вероятность возникновения военного конфликта или войны). В понятие "новое оружие" включаются системы и средства, поступившие на вооружение или снабжение войск за последние 8-10 лет.
Одним из важнейших требований к ВС любой страны является требование сбалансированности их состава, которое выражается в установлении рациональных пропорций между различными видами ВВТ. В каждой стране такие пропорция устанавливаются с учетом национальных особенностей, под влиянием многих, в том числе и субъективных, факторов. Однако наличие нового оружия в войсках позволяет компенсировать возможные нарушения такой сбалансированности, непрерывно происходящие в реальной жизни под влиянием различных условий и факторов. Обладание достаточным количеством новейших систем оружия позволяет добиться реальных успехов в силовом противостоянии, образно говоря, победить, не начиная войну.
При проведении военной реформы потребуется уделить большое внимание оснащению Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований со временным оружием.
Россия располагает самыми современными комплексами и системами вооружения, способными успешно конкурировать с лучшими зарубежными образцами, целый ряд образцов ВВТ имеет уникальные ТТХ. Российские системы вооружения получают высокие оценки на международных выставках оружия, растет заинтересованность иностранных государств в приобретении российского ВВТ. Наибольший интерес у иностранных партнеров вызывают российские достижения в области авиационного вооружения, бронетанкового и артиллерийского вооружения, зенитно-ракетных комплексов, стрелкового оружия. Однако оснащенность наших Вооруженных Сил и других войск современным оружием не может быть признана удовлетворительной.
Оснащение Вооруженных Сил современным оружием одна из основных целей военной реформы. В первую очередь речь вдет о системе оперативно-тактических вооружений. В состав системы оперативно-тактических вооружении для отражения агрессии на континентальных ТВД по функциональному признаку включаются боевые средства и средства обеспечения. Основу боевых средств составляют:

В состав средств обеспечения входят:

Современное состояние системы оперативно-тактического вооружения характеризуется следующим.
Боевые средства
На вооружении преобладают устаревшие образцы ракетных комплексов оперативно-тактического и тактического назначения (доля устаревшего артиллерийского вооружения Сухопутных войск составляет около 80%). В дивизионном и полковом звене практически отсутствуют современные образцы противотанковых ракетных комплексов.
Технические средства наземной артиллерийской разведки, в основном, старые и не удовлетворяют современным требованиям (низкая помехозащищенность, одноканальность, большие массогабаритные характеристики).
Практически все самолеты фронтовой авиации эксплуатируются более 10 лет. Доля современных самолетов в группировке (Су-24М, МР, Су-27, МиГ-29, Су-25) составляет около 40%. Однако недостатки бортового оборудования самолетов фронтовой авиации, низкий уровень многофункциональности, всепогодности и круглогодичности применения, неудовлетворительная живучесть (в т.ч. за счет высокого уровня заметности) свидетельствуют об их недостаточной эффективности.
Основу парка военно-транспортной авиации (ВТА) составляют устаревшие самолеты типа Ил-76, М, МД, Ан-22, Ан-12. До 2000 г. предполагается интенсивное списание большей их части по срокам эксплуатации. Поэтому состав парка транспортных самолетов может уменьшиться к 2000 году на 20- 25%, а к 2005 г. на 55-60%.
Находящиеся на вооружении авиации Сухопутных войск транспортно-боевые вертолеты Ми-24Д, В, П и Ми-8ТВ не отвечают современным требованиям по всепогодности и круглосуточности применения ПТУР, дальности обнаружения цели, потолку, маневренности и боевой живучести.
Производство вертолета Ми-8ТВ прекращено в 1978 г., а Ми-24П - в 1990 г.
Парк военно-транспортных вертолетов состоит из морально и физически устаревших авиационных комплексов (Ми-8Т, Ми-8МТ, Ми-6А), из которых только малая часть вертолетов выпуска после 1990 г. Современным требованиям отвечает лишь тяжелый военно-транспортный вертолет Ми-26- До 2000 г. может быть списано по ресурсу и срокам хранения до 60% всех устаревших военно-транспортных вертолетов.
Состояние бронетанкового вооружения в техники характеризуется значительной долей устаревших танков Т-55, Т-62, Т-64А, Т-72А. Современных танков Т-80Б и новых Т-72Б, Т-80У, Т-90 в группировке СВ лишь малая часть. Из общего количества боевых бронированных машин большую долю составляют устаревшие (БМП-1, БМД-1, БТР-60ПБ). Большинство средств автоматизации командных пунктов высших звеньев управления в формированиях Войск ПВО морально и физически устарели и требуют замены.
В радиотехнических войсках (РТВ) ПВО, создающих основу радиолокационного поля страны, доля современных и новых радиолокационных станций составляет лишь около 20-30 %. Только около 50 % командных пунктов формирований РТВ ПВО автоматизированы. Более 50% РЛС прошли от одного до трех капитальных ремонтов. Объемы поставок новых РЛС и средств автоматизации управления не компенсируют объемы списания устаревших.
Сравнительно высокая оснащенность Войск ПВО современными самолетами и автоматизированными средствами управления сохранится до 2000-2005 гг., после чего ожидается массовый выход из строя вследствие устаревания средств, поставленных в 70-80-х годах.
В тактическом звене ПВО СВ (батальон) оснащенность современным вооружением (ЗРК "Тор", ЗРПК "Тунгуска", ПЗРК "Игла") крайне низка (около 10-15%). Новые зенитные и авиационные средства ПВО, разработанные в 90-х годах, отвечают мировому уровню, но объемы серийного прояви водства этих средств для оснащения войск крайне недостаточны.
Средства обеспечения
Разведывательные части и подразделения укомплектованы современными и новыми станциями радио и радиотехнической разведки лишь на 10-15%. Существующие средства не обеспечивают радиоразведку наземвых УКВ-СВЧ источников на требуемой дальности, имеют недостаточную точность местоопределения, не обеспечивают ведение разведки перспективных линий связи.
Особо тяжелое положение сложилось в оснащении АСУ оперативно-тактяческого звена управления. Это обусловлено существовавшим традиционным подходом к приоритетному оснащению группировок войск передовых эшелонов в ущерб внутренним округам. В результате этого большая часть АСУ оперативно-тактического звена управления осталась на территории государств ближнего зарубежья, а в ВС РФ доля современных и новых средств АСУ составляет не более 10%, что влияет на уровень сбалансированяости между системами управления и боевыми средствами и, соответственио, на эффективность войсковых формирований и ВС в целом.
В целом состояние системы вооружения ВС РФ для решения задачи отражения агрессиина суше свидетельствует об острой необходимости их оснащения современными средствами вооруженной борьбы в больших масштабах.
Основная часть находящихся в войсках систем и средств связи является морально устаревшими. По своим тактико-техническим характеристикам, в первую очередь таким, как устойчивость, оперативность, пропускная способность, мобильность, помехозащищенность, они не удовлетворяют современным требованиям. До 50% из этой техники выработало свой ресурс и требует замены. Оснащенность войск РФ современными средствами связи не превышает в настоящее время 10-15%. Новых средств (выпуска после 1991 г.) в войсках крайне мало.
В целом состояние системы вооружения ВС РФ для решения задачи отражения агрессии на суше свидетельствует об острой необходимости их оснащения современными средствами вооруженной борьбы.
Система оперативно-тактических вооружений, для отражения агрессии на море
Эта система по функциональному назначению состоит из ударной (боевой), управляющей, обеспечивающей и обслуживающей подсистем.
В ударную подсистему входят подводные лодки, надводные корабли и боевые катера, летательные аппараты авиации флота, береговые ракетные и артиллерийские комплексы, противолодочное, торпедное, минное и противоминное вооружение кораблей и авиации.
Элементами управляющей подсистемы являются общефлотские, корабельные и авиационные системы управления и связи. К обеспечивающей подсистеме относятся средства всех видов разведки и освещения обстановки, средства поисково-спасательного, навигационно-гндрографического и гидрометеорологического обеспечения, радиоэлектронной борьбы и маскировки, ядерно-технического, химического и противоподводнодиверсионного обеспечения.
В состав обслуживающей подсистемы входят средства тылового, инженерного, метрологического в технического обеспечения кораблей и судов.
Большая часть кораблей флота находится в эксплуатации свыше 10-15 лет и имеет значительный физический и моральный износ. Только корабли, сданные после 1980-1985 гг., имеют эффективность, позволяющую сопоставлять их с кораблями иностранных ВМС. Доля таких кораблей в различных классах составляет от 30 до 60%.
Оснащенность ВМФ России новыми и современными кораблями, прослужившими менее половины установленного срока и не требующими заводского ремонта, крайне низка (25-40%).
Оснащенность ВМС США такой техникой достигает 70% по подводным лодкам и 60% по надводным кораблям. Низок уровень оснащенности сил ВМФ ракетным, артиллерийским, противолодочным оружием и боеприпасами, особенно по противокорабельным крылатым ракетам, противолодочным и зенитным ракетам, торпедам.
Современное состояние объектов системы управления и связи не отвечает существующим и перспективным требованиям по оперативности, помехозащищенности и надежности приема, обработки и передачи информации и сигналов боевого управления, особенно в условиях боевых действий при огневом и радиоэлектронном противодействии противника.
Сохраняется хроническое отставание в развитии средств обеспечения и обслуживания от требований, предъявляемых к ним ударными системами вооружения. Существующая система морской космической разведки и целеуказания характеризуется недостаточным охватом разведываемой акватории, вероятностью обнаружения целей, возможностями их классификации и периодичностью выдачи информации. Современное и перспективное оружие не обеспечивается надежным целеуказанием на полную дальность стрельбы.
Особенно отстает в развитии техническое обеспечение и обеспечение базирования сил флота. Количество размещаемых в ремонт кораблей и судов уменьшается из года в год. За последние пять лет оно упало более чем в 5 раз. При этом продолжительность ремонта возросла в 3-4 раза, отсутствует возможность ремонтировать крупные корабли типа авианесущих, ракетно-артиллерийских крейсеров и больших десантных кораблей.
Инженерное оборудование баз не позволяет в полной мере удовлетворять потребности кораблей в электроэнергии, воздухе и воде, что вынуждает нерационально расходовать моторесурс технических средств и приводит к повышенной аварийности и дополнительным затратам на ремонт.
В целом система средств борьбы на океанах и морях нуждается в обновлении корабельного состава, его вооружения, средств управления и обеспечения.
Вместе с тем. Вооруженные Силы Российской Федерации, с учетом их сокращения, основными видами вооружения и военной техники, в основном, обеспечены. Однако доля современных образцов не превышает 30%.
В то же время обеспеченность современным вооружением армий развитых государств в среднем составляет 60-80%. Низкой остается обеспеченность войск некоторыми видами современных боеприпасов.
Изношенность парка вооружений по некоторым образцам достигла критической величины. Более 70% радиолокационных средств зенитно-ракетных и радиотехнических частей ПВО выработали установленный ресурс.


mpedagog.ru