Реорганизация Реорганизация - Дмитрий Петрович Тарасов «Большая игра» Манна небесная Задача номер один Учебный сайт

Реорганизация - Дмитрий Петрович Тарасов «Большая игра»




reshenie-ob-utverzhdenii-perechnya-imushestva-peredavaemogo-iz-municipalnoj-sobstvennosti-prionezhskogo-municipalnogo-rajona-v-municipalnuyu-sobstvennost-zaozerskogo-selskogo-poseleniya.html
reshenie-ob-utverzhdenii-plana-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-selskogo-poseleniya-peshkovskoe-na-2012-god.html

Реорганизация
Однако предательство Орлова, несмотря на некото­рые негативные последствия, в целом не отразилось на ходе работы по радиоиграм. Она продолжала вестись с той же активностью. По состоянию на июнь 1943 года количество действовавших радиоточек уже насчитывало восемь десятков. К этому времени произошли серьезные структурные изменения в организации работы советской контрразведки, затронувшие и подразделение, занимав­шееся радиоиграми.

Дело в том, что в соответствии с Указами Прези­диума Верховного Совета Союза ССР в апреле — мае 1943 года органы госбезопасности, входившие до этого в НКВД СССР, были выделены в самостоятельный нарко­мат, именовавшийся НКГБ, а на базе Управления Особых отделов НКВД СССР была создана военная контрразведка в составе Министерства обороны СССР, условно назван­ная "Смершем" (производное от "Смерть шпионам"). Центральный аппарат ее именовался Главным, управ­лением контрраззедки НКО "Смерш" (сокращенно ГУКР "Смерш"). В его составе было образовано два отдела, функциональные обязанности которых вытекали из задач, решавшихся отделением Барышникова В.Я., в отделе Ти­мофеева П.П. Центрального аппарата территориальных органов контрразведки. На один из этих отделов в ГУКР "Смерш" была возложена задача организовать розыск вражеской агентуры на территории СССР и продолжить проведение радиоигр с использованием захваченных аген­тов-радистов противника. Перед другим отделом была поставлена задача внедрения советских разведчиков в разведывательные и контрразведывательные органы фа­шистской Германии,

В связи с указанным решением Барышников В.Я. и большинство работников его отделения вместе со своим делопроизводством были переведены в ГУКР "Смерш". В их числе оказалась и группа, занимавшаяся радиоиг­рами, за исключением Н.М. Ендакова, выдвинутого на руководящую работу по линии территориальных органов госбезопасности. Барышников В.Я. был назначен началь­ником отдела ГУКР "Смерш", а группа по радиоиграм стала самостоятельным отделением в этом отделе, расширились ее права и обязанности, увеличился штат ра­ботников до 8 человек, сотрудники получили повышение по службе, автору этих строк было доверено руководство отделением. В числе вновь пришедших в отделение ра­ботников было два фронтовика: старшие оперативные уполномоченные майор Владимир Фролов и майор Сер­гей Елин, прибывшие из подразделений контрразведки "Смерш" действующей армии.

Проведенная реорганизация заметно активизировала работу по радиоиграм как в плане решения чисто контрразведывательных задач, имевших целью парализацию подрывной деятельности вражеской разведки против СССР, так и с точки зрения оказания помощи Советской Армии на фронтах войны путем передачи врагу выгодной для наших войск дезинформации.

В связи с подчинением "Смерш" Народному комис­сариату обороны контакт работников контрразведки с Генеральным штабом стал еще более тесным. Теперь при разработке важнейших военных операций Генеральный штаб, как правило, широко использовал созданные контр­разведкой возможности для дезинформации противника, и это в совокупности с проводимыми фронтами другими мерами по дезинформации приносило несомненный успех.


Манна небесная
Вторая половина 1943 года и весь 1944 год были отмечены наибольшей активностью в деятельности раз­ведывательных органов Германии по заброске на терри­торию Советского Союза своей агентуры, прошедшей специальное обучение в разведывательно-диверсионных школах. При этом произошли заметные изменения и в отношении качественной подготовки шпионских кадров, хотя контингент привлекаемых к этой работе оставался прежним — бывшие военнослужащие Советской Армии. На первом этапе войны офицеры Абвера как вербовавшие агентов, так и обучавшие их, как правило, глубоко не вникали во все тонкости этой деликатной работы. Изба­лованные триумфальными победами фашистской Герма­нии на Западе, воспитанные в духе вседозволенности и превосходства арийцев над другими народами, не познавшие еще горечи отрезвившей их Сталинградской тра­гедии и потому твердо верившие в неизбежность победы Вермахта, они в основной своей массе признавали только принцип силы, считая военнопленного за безропотного раба, обязанного честно и добросовестно служить побе­дителю. Предложение же о сотрудничестве с разведкой, по их искреннему убеждению, военнопленные должны были воспринимать как акт величайшей благодарности. Что касается отношения самих военнопленных к такого рода предложениям, то они в большинстве случаев при­нимали их, чтобы освободиться из лагерей "смерти", не умереть в них из-за невыносимых условий содержания, питая тайную надежду на то, что в будущем, возможно, удастся вырваться из рук врага вообще. Многим это, как будет показано дальше, действительно удалось. Но, к великому огорчению, эта логика мышления для большинства согласившихся на сотрудничество с вражеской разведкой, обернулась трагедией. Дело в том, что фашистская разведка, стараясь закрепить за собой завер­бованных агентов, предпринимала разнообразные меры для их компрометации перед органами советской власти, поручая им такие задания, выполнение которых отрезало для них все пути для безбоязненного возвращения на Родину. Таким образом, нередки были случаи, когда согласившиеся работать на вражескую разведку военно­пленные, рассчитывая на перспективу при благоприятных обстоятельствах выйти "сухими из воды", помимо своего желания становились на путь прямого предательства со всеми вытекающими отсюда для них последствиями.

Стараясь закрепить вербовку агентов и заставить их честно работать, немецкие разведчики давали многим агентам задания по выявлению партизан, заставляли их шпионить за другими агентами, обучавшимися в разве­дывательной школе, участвовать в карательных акциях против советских патриотов на временно оккупированной территории. Применяли и другие способы компрометации агентов перед своей страной и органами Советской власти.

Так, варшавская разведывательная школа исполь­зовала, например, следующий метод закрепления вер­бовки агентов. В процессе обучения агентам предлагалось написать письменную работу на тему: "Как я буду бо­роться с Советской властью". В результате гитлеровцы получали компрометирующий материал, которым в слу­чае необходимости всегда можно было припугнуть агента, так как в этом документе он писал не только о том, что берет на себя обязательство работать на германскую разведку, но и объяснял, почему он решил бороться с Советской властью, а также излагал программу своих антисоветских действий.

Наряду с идеологической и националистической об­работкой руководители немецких разведывательных школ прибегали и к моральному разложению агентов, развивая в них низменные чувства: любовь к спиртному, деньгам, жажду наслаждений и т.д. Придерживаясь политики "кну­та и пряника", они постоянно подчеркивали свое хорошее отношение к тем, кто ревностно им служил. Они вежливо обращались с агентами, хорошо их кормили и экипиро­вали, щедро снабжали деньгами. За успешное выполнение шпионских и диверсионных заданий, а также за прово­каторскую деятельность выдавали денежные премии, на­граждали медалями, присваивали воинские звания, не­однократно заявляя, что при добросовестном отношении к делу агенты могут рассчитывать на "теплые" местечки в будущем. Руководители и инструкторы разведыватель­ных и диверсионных школ запугивали агентов пытками, якобы ожидающими их в советской контрразведке в слу­чае добровольной явки, и предупреждали, что, если они даже и окажут содействие советским контрразведчикам, их после использования все равно уничтожат, как из­менивших присяге.

Все это в известной степени влияло на политически не зрелых людей и особенно на тех, кто оказывал прак­тические услуги гитлеровцам в борьбе против Советской Армии.

В отличие от первого этапа войны в 1943—1944 годах в психологии офицеров абвера произошло заметное отрезвление, и это не могло не сказаться на пересмотре их отношения к вопросам подбора и вербовки шпионских кадров, их изучения, подготовки и последующего ис­пользования с учетом обеспечения безопасности. Тем не менее, явки с повинной в органы советской контрразведки заброшенных в Советский Союз агентов вражеской раз­ведки были нередкими и в указанный период. Не помогли гитлеровцам в предотвращении таких случаев и специально подготовленные монографии ученых мужей, зани­мавшихся изучением психологии многих десятков агентов

русской национальности, как, например, "Русские на секретной службе в восточных областях".

И все же рассматриваемый период для работников советской контрразведки, занимавшихся радиоиграми, был особенно напряженным. Достаточно сказать, что за это время было задействовано 83 новых радиоточки. При этом продолжали действовать и многие ранее начатые радиоигры. Нагрузка на каждого оперативного работника была колоссальной. Наряду с забросками на территорию СССР новых шпионских групп, противник доставлял на самолетах и сбрасывал на парашютах по требованию участвовавших в радиоиграх агентов в порядке оказания им помощи батареи к рациям, денежные средства, фик­тивные документы, вооружение, снаряжение, продоволь­ствие и прочее, а также агентов-связников, инструкторов и разного рода помощников. Буквально редкий день об­ходился без какого-либо нового "сюрприза" вражеской разведки, свалившегося с небес. Образно говоря, как шутили наши работники, это была настоящая "манна небесная".


Задача номер один
Организуя радиоигры, органы советской контрраз­ведки ставили целью парализовать деятельность враже­ской разведки по всем линиям ее подрывной работы, а именно:

-в ведении шпионажа в прифронтовой полосе и на основных коммуникациях страны, обеспечивавших доставку на фронт войск, боевой техники и других не­обходимых грузов;

-осуществлении стратегической разведки в про­мышленных районах Урала, Сибири и Средней Азии; проведении диверсионной деятельности на терри­тории Советского Союза;

-организации террористических актов против со­ветского и партийного руководства; создании на территории СССР так называемого "фронта сопротивления" путем объединения различного рода антисоветского элемента и обеспечения его необхо­димым вооружением;

- предпринятие попыток по организации вооружен­ных выступлений против Советской власти в националь­ных территориальных образованиях СССР.

Однако, несмотря на всю важность указанной выше работы, главной целью радиоигр, задачей номер один, которую они решали, было стремление оказать помощь Красной Армии в разгроме врага на полях сражений. Достигалось это путем систематической передачи врагу на всем протяжении Великой Отечественной войны во­енной дезинформации по указаниям Генерального штаба Советской Армии.

Установлению контактов с Генеральным штабом предшествовало принятое Верховным Главнокомандую­щим решение по докладу НКВД СССР о целесообразности проведения указанной работы вскоре после захвата пер­вых шпионских групп, заброшенных на территорию СССР.

Впервые такой контакт был установлен Николаем Михайловичем Ендаковым с заместителем начальника Генерального штаба, являвшимся одновременно началь­ником оперативного управления Генштаба, Александром Михайловичем Василевским. В дальнейшем контакт под­держивался с заместителем начальника Генерального штаба Антоновым А.И., начальником оперативного уп­равления Генштаба Штеменко СМ. и заместителем на­чальника Генштаба, начальником одного из его управ­лений Кузнецовым Ф.Ф. С первыми двумя встречи про­ходили в здании Генерального штаба и особняке ставки Верховного командования на улице Кирова, а с товари­щем Кузнецовым Ф.Ф. в Министерстве обороны СССР на Фрунзенской набережной. До мая 1943 года связь с указанными ответственными работниками Генштаба поддерживал Н.М. Ендаков, а с мая 1943 года и до окончания войны эта работа была возложена на автора настоящего обзора.

Тексты радиограмм с военной дезинформацией для передачи противнику разрабатывали в соответствии с указаниями Генштаба работники контрразведки, ведшие радиоигры с учетом стиля письма каждого агента и легенд об их возможностях добычи шпионской информации. В более важных случаях к этой работе привлекались кон­сультанты — работники Генерального штаба. В частно­сти, в самом начале радиоигр весной 1942 года такие консультации нам давал Павел Иванович Батов, ныне известный всем россиянам генерал армии, проявивший себя на фронтах Великой Отечественной войны талант­ливым военачальником. Он оказался хорошим знакомым Н.М. Ендакова еще по Испании при оказании помощи республиканской армии в борьбе с фашизмом. Это зна­чительно облегчило нам работу. Первая встреча с ним запомнилась на всю жизнь. Вот как это произошло.

Николай Михайлович как-то пригласил нас с Ваней Лебедевым зайти к нему. В кабинете находился неизве­стный военный. Ему было чуть больше сорока, среднего роста, крепкого телосложения, стройный, с приветливым открытым лицом.

—Знакомьтесь,— сказал шеф,— Павел Иванович Батов из Генштаба, наш консультант.

Мы представились, назвав свои фамилии и звания,

—Очень рад,— четко, приятным баритоном произ­нес Павел Иванович, крепко пожимая нам руки. В его глазах светились веселые искорки.

А затем, обращаясь к Ендакову, сказал:

— Ну что, Николай Михайлович, начнем? Или как там в "Евгении Онегине": н-а-а-ч-н-е-м, пожалуй!— протянул он, подражая тенору.

— А я и не знал, Павел Иванович, что ты можешь заменить Лемешева,— улыбаясь, заметил Ендаков.

Все засмеялись.

—Ладно, пошутили и хватит. А ну-ка, хлопцы,— обратился он к нас с Лебедевым, вручая географические карты,— расстелите на столе наши скатерти.

Карты были разрисованы цветными карандашами с нанесением линии фронта стрелками, указывавшими на­правления ударов с той и другой стороны и обозначением / районов ложного сосредоточения резервных частей Крас­ной Армии.

— Давайте выкладывайте, где обосновались ваши "музыканты", о чем они должны сообщать Канарису. В зависимости от этого и будем крутить ему мозги.

На составление текстов радиограмм для использо­вавшихся в то время агентов ушло более трех часов. Мы с Лебедевым рассказывали, в каких пунктах они дисло­цируются, какое имеют задание, что нами легендировано для сбора ими разведывательной информации (личное наблюдение, случайные разговоры с гражданскими ли­цами и военными, сообщения привлеченных для работы лиц и прочее), а Павел Иванович давал рекомендации по существу: что конкретно должен сообщить каждый агент, исходя из общего плана дезинформации противника.

Работать с Батовым было легко и приятно. Под­купали его непосредственность, сердечность, общитель­ность, оптимизм, жизнерадостность. Во всем его облике и поведении чувствовалась естественная, лишенная вся­кой наигранности уверенность. П.И. Батов успел дать нам несколько консультаций, а затем был направлен на фронт.

В тех случаях, когда речь шла о разработке дезин­формации по запланированным Генеральным штабом важным военным операциям, составление текстов радио­грамм поручалось группе компетентных лиц Генерального штаба с участием в первое время Н.М. Ендакова, затем уже автора данного обзора.

Передача военной дезинформации производилась только после утверждения Генеральным штабом текстов радиограмм и сроков их отправления. О проводимых органами советской контрразведки радиоиграх и переда­ваемой противнику дезинформации систематически до­кладывалось Верховному Главнокомандующему. Первоначально в форме оперсводок, а затем в виде спецсооб­щений.

О размахе этих игр и о том, какое значение им придавалось нашим командованием, говорят хотя бы та­кие факты. Только в январе 1945 года было задействовано шесть радиоточек: "Ревизор", "Запоздалые", "Связисты", "Ключ", "Братья", "Туристы", в феврале — четыре: "Ди версанты", "Бега", "Корни", "Странники", в марте — пять "Дезертиры", "Проба", "Лабиринт", "Цепь", "Вельд", в апреле — четыре: "Звено", "Пограничники", "Организа­торы", "Финал".

Последняя радиоигра, проводившаяся.на берлинском направлении, была самой короткой по времени — двадцать дней, но символичной по названию "Финал". При­нятые по ней заключительные аккорды морзянки разве­дывательных центров фашистской Германии возвестили приближение дня Победы.

Бои в эфире закончились, наступила тишина...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 24

mpedagog.ru