Рене генон символы священной науки - страница 40




reshenie-o-dopolnitelnom-vipuske-cennih-bumag-otkritoe-akcionernoe-obshestvo-avtokolonna-1194.html
reshenie-o-kandidature-gendirektora-primut-akcioneri-arhenergo-regnum-251005.html

Примечания


1 Опубл. в Е.Т., апр.-май, 1940. — Подобно гл. Горчичное зерно, эта, которая должна была стать ее продолжением, первоначально была написана для Regnabit (Reg); она, стало быть, дает место для тех же заметок, и хотя большая часть содержащихся в ней соображений, несомненно, не является целиком новой для читателей. Etudes Tradetionnelles (E.T.), мы подумали, что все-таки для них может быть небезынтересно увидеть то же в несколько ином освещении.
2 См. Человек и его становление согласно Веданте, гл. III.
3 Чхандогъя Упанишада, 8, 1, 2.
4 См. наше исследование Индуистская доктрина пяти элементов, в Е.Т., авг.-сент. 1935.
5 По поводу полости, или "пещеры" в сердце, рассматриваемой более специально как "место", где совершается рождение Аватара, см. также Заметки об инициации, гл. XLVIII.
6 Например, геометрическое изображение множественных состояний бытия и их олицетворение в форме ряда, последовательных "циклов".
7 См., в частности, гл. Цветы-символы.
8 Обо всем этом см. Кундалини-йога, в Е.Т., окт. и нояб. 1993.
9 За подробностями мы еще раз отсылаем к нашему уже упомянутому выше исследованию Индуистская доктрина пяти элементов.
10 Напомним, что такое изображение, характера чисто герметического и розенкрейцерского, которое есть, собственно, изображение Rota Mundi, было помещено Лейбницем в заглавие его трактата De Arte combinatoria (См. Основы дифференциального исчисления, предисловие).
11 См. Символика Креста, гл. VII.
12 См. гл. Горчичное зерно.
13 "In gell punto dice veracementa che le spirito della vita, le quale dimora nella segretissima camera del cuore..." (Vita Nuova, 2).
14 "Брахман подобен Эфиру, который повсюду и который одновременно проникает во внешнее и внутреннее всего сущего" (Sankarachaiya, Atma-Bodha).
15 Но еще и само это божественное знание может быть двух типов: ограниченным — "предельным" (apara) и "беспредельным" (para), соотносящимся, соответственно, с миром небесным и тем, что находится за пределами "трех миров"; но это различие, несмотря на свою крайнюю важность с точки зрения чистой метафизики, не должно влиять на соображения, которые мы излагаем в настоящий момент, так же, как не должна влиять та из двух различных степеней, где, соответственно, может рассматриваться само "Единство".

75. Божественный град(1)


Мы уже говорили по различным поводам о символике "Божественного града" (Брахма-пуры в индуистской традиции)2; известно, что так именуется собственно центр бытия, называемый сердцем, которое, кстати, действительно соответствует ему (центру) в телесном организме, и что этот центр — есть место пребывания Пуруши, отождествляемого с Божественным Первоначалом (Брахманом) постольку, поскольку он является "внутренним распорядителем" (antar-yami), который управляет всей совокупностью способностей данного существа посредством "бездеятельного" действия, являющегося непосредственным следствием одного его присутствия. Имя Пуруша по этой причине толкуется как означающее пуришайя (purishaya), т.е. тот, кто пребывает или покоится (shaya) в творении, как в городе (pura); такое истолкование, очевидно, основывается на Нирукте, но А. Кумарасвами отметил, что, хотя дело не обстоит так в большинстве случаев, оно может представлять в то же время настоящее этимологическое отклонение3, и этот пункт, в силу всех сближений, которым он открывает путь, заслуживает, чтобы мы остановились на нем более подробно.
Прежде всего, следует отметить, что греческое слово полис (polis) и латинское цивитас (civitas), обозначающие город, своими корнями, соответственно, соотносятся с двумя элементами, из которых образовано слово puru-sha, хотя, в силу некоторых фонетических изменений при переходе от одного языка к другому, это может остаться не замеченным с первого взгляда. В самом деле, санскритский корень pri или pur в европейских языках превращается в ple или pel4, так что pura и polis строго эквивалентны; с точки зрения качества, этот корень выражает идею полноты (санскритское puru и purna, греческое pleos, латинское plenus, английское full), а с точки зрения количественной — идею множества (греческое polus, латинское plus, немецкое viel). Как совершенно очевидно, город существует лишь благодаря собиранию множества живущих в нем и образующих его "население"5 индивидов (слово populus равным образом имеет то же происхождение), и это могло бы оправдывать употребление для обозначения его терминов, о которых идет речь. Однако, это лишь самый внешний аспект, и когда хотят проникнуть в суть вещей, гораздо важнее рассмотреть идею полноты. Но в этой связи известно, что полное и пустое, рассматриваемые как корреляты, являются одним из традиционных символических олицетворений комплементарности активного и пассивного принципов; в данном случае можно говорить, что Пуруша наполняет своим присутствием "Божественный град" во всей его протяженности и во всех его зависимостях, т.е. целостность бытия, которое без этого присутствия было бы всего лишь пустым "полем" (kshetra), или, иными словами, чисто потенциальностью, лишенной всякого актуализованного существования. Именно Пуруша, согласно текстам "Упанишады", освещает "это все" (sarvam idam) своим излучением, образом своей "бездейственной" деятельности, посредством которой осуществляется всякая проявленность, согласно самой "мере", которая определяется действительной протяженностью этого излучения6 точно так же, как в апокалиптической символике христианской традиции "Небесный Иерусалим" весь целиком освещается светом Агнца, который покоится в его центре "словно закланный", стало быть, в состоянии "недеяния"7. Мы можем еще добавить в этой связи, что заклание Агнца "от начала мира" в действительности есть то же самое, что ведическое жертвоприношение Пуруши, по видимости расчленяющего себя у истоков проявления, чтобы присутствовать одновременно во всех существах и во всех мирах8, так что будучи по существу единым и изначально заключающим все в самом своем единстве, внешне он предстает как множественный. А это, в свой черед, точно соответствует двум идеям, полноты и множественности, о которых только что была речь; и вот почему также говорится, что "в мире есть два Пуруши: один разрушимый и другой неразрушимый, первый распределен между всеми существами, второй незыблем"9.
С другой стороны, латинское civitas производно от корня kei, который в западных языках равнозначен санскритскому корню shi (откуда shaya); его первоначальное значение — отдых, покой (греческое keisthai, возлежать); значение резиденции, или постоянного жилища, а таковы смыслы города, является, в конечном счете, непосредственным следствием первого. Пуруша, покоящийся в "Божественном граде", может быть назван его единственным гражданином" (civis)10, потому что множество обитателей, которые населяют его, воистину существует лишь через него, будучи целиком создано его собственным светом и одушевлено его собственным дыханием (prana). Впрочем, световой луч и жизненное дыхание здесь не что иное, как два аспекта сутратмы. Если "Божественный град" (или "Царство Божие", которое "внутри нас", согласно евангельским словам) рассматривать в его самом строгом значении, исключительно как самый центр бытия, то само собой разумеется, что реально там пребывает один лишь Пуруша; но распространение этого понятия на все творение, со всеми его свойствами и составляющими его элементами, равным образом законно по причинам, которые мы только что объяснили, и ничего не меняет здесь, потому что все это целиком зависит от Пуруши и обязано ему даже самым своим существованием. Жизненные функции и способности живого существа часто сравнивают, в их отношениях к Пуруше, с подданными и слугами царя, и среди них существует иерархия, сравнимая с иерархией различных каст в человеческом обществе11. Дворец, в котором пребывает царь и откуда он правит всем, является центром или сердцем города12, его основной частью, в которой все остальное есть, в некотором роде, всего лишь продолжения или "расширения" (такой смысл также содержится в корне kei). Но, разумеется, подданные никогда не пребывают в состоянии абсолютной зависимости подобной той, о которой идет речь, потому что, а функция царя есть единственная в городе, хотя ситуация "правителя" существенно иная, нежели ситуация "управляемых"13, сам царь есть однако же человеческое существо, как и его подданные, а не принцип другого порядка.
Еще один образ, и более точный, дается нам игрой марионеток, потому что последние одушевляются лишь волей человека, который приводит их в движение по своему произволу (а нить, посредством которой он заставляет их двигаться, естественно, является еще одним символом сутратмы); в этой связи мы обнаруживаем особо поразительный "миф" в Катха-Сарит-Сагара (Katha-Sarit-Sagara)14. Речь идет там о городе, целиком населенном деревянными автоматами, которые во всем ведут себя как живые существа, за исключением того, что они лишены дара речи; в центре находится дворец, где пребывает человек, являющийся "единственным сознанием" (ekakam chetanam) города и причиной всех движений этих автоматов, которые он сам и создал. И здесь уместно заметить, что этот человек именуется плотником, а это уподобляет его Вишвакарману, т.е. Божественному Принципу, поскольку последний созидает Вселенную и управляет ею15. Это последнее примечание побуждает нас уточнить, что символика "Божественного Града" доступна применению как "макрокосмическому", так и "микрокосмическому", хотя исключительно последнее мы рассматривали во всем предыдущем изложении, можно было бы даже говорить о нескольких "макрокосмических" применениях на различных уровнях, в зависимости от того, идет ли речь об отдельном мире, т.е. об определенном состоянии существования (и именно к этому случаю относится собственно символика "Небесного Иерусалима", о которой мы напоминали выше) или обо всей совокупности универсальной проявленности. Во всех случаях, рассматривается ли центр одного мира или центр всех миров, в этом центре находится Божественный Принцип (Пуруша, пребывающий на солнце, который есть Spiritus Mundi западных традиций); он играет для всего, что проявлено в соответствующей области, ту же роль "внутреннего правителя", которую Пуруша, пребывающий в сердце каждого существа, играет для всего, что заключено в возможностях этого существа. Тогда, дабы применить это ко множеству проявленных существ, остается лишь осуществить перенос без каких-либо модификаций того, что в случае применения "микрокосмического" говорится о различных свойствах отдельного существа. Впрочем, символика солнца как "Сердца Мира"16 объясняет, почему сутратма, связующая каждое существо с центральным Пурушей, олицетворяется тогда "солнечным лучом", именуемым сушумна17. Различные изображения сутратмы показывают также, что видимое расчленение Пуруши на уровне "макрокосмическом", так же как и на уровне "микрокосмическом" должно рассматриваться не как фрагментация, противоречащая его сущностному единству, но как "распространение", сравнимое с распространением лучей, исходящих из центра. И в то же время, поскольку сутратма уподобляется нити (sutra) уже самим своим именем, эта символика находится в тесной связи также и с символикой ткачества18.
Нам остается вкратце указать на еще один момент, а именно: для того, чтобы быть законными и приемлемыми с традиционной точки зрения, т.е. для того, чтобы, в конечном счете, быть поистине "нормальными", строение и организация всякого города или человеческого общества должны стремиться сколь возможно полно брать за образец "Божественный Град". Мы говорим "сколь возможно полно", потому что, по крайней мере, в нынешних условиях нашего мира подражание этой модели (которая есть, собственно, "архетип") всегда будет вынужденно несовершенным, как это показывает сказанное нами выше по поводу сравнения Пуруши с царем; но, как бы то ни было, лишь в той мере, в какой будет осуществлено это подражание, строго говоря, будет и право говорить о "цивилизации". Достаточно сказано и о том, что все, именуемое так в современном мире, все, притязающее даже быть "цивилизацией" по преимуществу, есть только карикатура на нее, а часто даже и ее противоположность во многих отношениях. Антитрадиционная цивилизация, подобная этой, в действительности не только не заслуживает такого имени, но она есть даже, по всей строгости, противоположность подлинной цивилизации.

Примечания


1 Опубл. в Е.Т., сент. 1950.
2 См. Человек и его становление согласно Веданте, гл. III; см также гл. Горчичное зерно и гл. Эфир в сердце.
3 What is civilization? (Alberti Schweitzer Festschuft); мы заимствуем из этого исследования часть последующих соображений, в частности, в том, что касается лингвистической точки зрения.
4 Известно, что буквы r и l фонетически очень близки и легко заменяют одна другую.
5 Франц. "population" — Прим. пер.
6 См. Царство количества и знамения времени, гл. III.
7 Напомним еще, что проявление Шехины, или "божественного присутствия" всегда олицетворяется светом.
8 См. гл. Собирать то, что рассеяно.
9 Бхагавадгита, XV, 16; согласно продолжению этого текста, Пуруша-атман, который идентичен Параматману, находится за пределами (выше) этих двух аспектов, потому что он есть высшее Первоначало, трансцендентное по отношению ко всякой проявленности: он не пребывает "в мире", но, напротив, это все миры пребывают в нем.
10 Равнозначное греческое выражение monos polites было применено Филоном по отношению к Богу.
11 Это точка зрения, в частности, была развита Платоном в его Республике.
12 Первоначально этот дворец был в то же самое время и храмом; этот двойственный характер иногда еще встречается в эпохи "исторические", и мы напомним здесь, в частности, пример Ming-Tang в Китае (см. Великая Триада, гл. XVI).
13 В их отношении друг к другу "правитель" находится "в акте", а "управляемые" — "в потенции", согласно аристотелевскому и схоластическому языку, вот почему в традиционной концепции царь и его царство находятся в отношениях активного и пассивного принципов, но, напротив, царь, поскольку он осуществляет временную власть, в свою очередь, становится принципом пассивным по отношению к духовной власти (A. Coomoraswamy, Spiritual Authority and Temporel Power in the Theory of Indian Government).
14 Cm. A. Coomaraswamy, "Spiritual Paternity" and the "Puppet Complex", в Psychiatry, авг. 1945.
15 См. Масоны и карпентеры, в Е.Т., дек. 1946.
16 Само собой разумеется, что речь идет не о "том солнце, которое видят все люди", но о духовном солнце, "которое немногие постигают умом" (Atharva-Veda, X, 8, 14) и которое представляется недвижно пребывающим в зените.
17 См. Человек и его становление согласно Веданте, гл. XX; этот "солнечный луч" есть вместе с тем то же самое, что и "золотая струна", о которой говорит Платон.
18 См. Символика Креста, гл. ХIV; напомним здесь более конкретно о символике паука в центре его путины, образе солнца, лучи которого, являющиеся эманациями или "распространениями" его самого (как паутина создается пауком из его собственной субстанции), образуют в некотором роде "ткань" мироздания. Они актуализируют последнюю по мере того, как распространяются во всех направлениях, исходя из своего источника.
http://eyvindr.narod.ru




mpedagog.ru