Религия с позиций нравственности Учебный сайт

Религия с позиций нравственности




reshenie-ekonomicheskih-zadach-na-personalnom-kompyutere-stranica-4.html
reshenie-eksperimentalnih-zadach-po-teme-primenenie-zakonov-dinamiki.html

Господи, помилуй.

На всякий случай

Объяснения

От Философских сказок, тем более сказок о Религии, люди, естественно, ждут чего-то очень высокого. От меня ждут. “Ведь вы же — Философ?!”

– Нет, я не Философ.

· Философ для них, как я понимаю, это такой говорящий дядя, который обычно ничего не делает, но обложен книгами, знает про все и все время рассказывает ОЧЕНЬ УМНЫЕ ВЕЩИ.

Надеюсь, что я не Философ. Я против философствования, не вживленного в делание, — это самый сладкий и агрессивный наркотик для интеллигентных, духовных и других сильно культурных людей. Делание без ума, по-моему, глупость, но умствование без делания — это... это... даже слов не подберу.

· А вот Философ производит широкое и глубокое рассмотрение различных религий, их исторических и культурных корней, а также сопоставляет их с атеистическими взглядами.

Нет, это не ко мне. Это к теоретикам. А у меня дел много, я практик, и меня интересуют вопросы гораздо более простые и земные. Вот, например, такие: нужен ли Бог мне, какой Бог мне нужен, что я могу от него ждать и могу ли на него положиться? А также с какими комментариями по поводу Бога воспитывать мне моих детей, ежели вокруг нас немало людей религиозных, причем различного вероисповедания.

· То есть вещи, реально меня касающиеся и поэтому очень приземленные. А у любителей попереживать свою приобщенность к Духовным Истокам Человечества прошу прощения — я их здесь ничем не накормлю.

Такие темы мне не любопытны.

О воинственном нелюбопытстве

У меня прекрасная память: я не помню ничего, что мне не нужно.

К теме

Я очень любознательный, но совершенно не любопытен. Я воинственно не любопытен и отказываюсь интересоваться тем, что мне реально не нужно. Это один из краеугольных пунктов строения моей духовной жизни.

· А также одно из направлений моей воспитательной работы с детьми. Детям любопытно всё, но я учу их свое богатое любопытство не распы­лять на ерунду (то есть “просто интересное”), а заниматься дельным.

А в поле религии есть огромное число вопросов, ужасно любопытных, но которыми я заниматься никогда не буду. К примеру, мне глубоко безразлично, моя душа живет лишь одну жизнь или, бессмертная, переселяется из одного тела в другое. Я знаю людей, которые мучаются этим вопросом, но мне непонятно: а какая разница? Твоя задача — прожить сегодняшнюю земную жизнь лучшим образом, и эта задача никак не меняется ни при одной предпосылке, ни при другой.

· Да, я знаю, что для многих людей добро не привлекательно, по-крайней мере — безразлично, и они искренне удивляются возможности быть Человеком без таких стимулов, где с одной стороны — страшная палка, а с другой — вкусная кормушка. Да, только эти сказки заставляют их жить прямо-таки по-доброму, но это добро-из-под-палки не вызывает у меня большого уважения.

Если вы любите жизнь, любите людей и достаточно сильны, чтобы не только выживать, а жизнь творить, творить радость и добро, — вы будете это делать без размышлений о том, что вам будет за это в жизни следующей. Ну а тогда поставьте эту милую задачку о реинкарнации на полку, и пусть она там стоит для любопытных.

· Таких любопытных на улице называют Зеваками. Им “просто интересно”.

А я люблю вспоминать сократовское:

“Неужели эти господа изучили человеческие дела настолько, что находят возможным заниматься делами небесными?”

Поэтому давайте займемся делами земными. Как живет Бог в душе человеческой?

Портреты земных верующих

Среди моих знакомых, верующих в существование Бога (а их оказалось более половины), я недавно устроил экс­пресс-опрос: какие у них отношения с Богом? Что Он делает в их жизни? Ответы дали весьма любопытный ряд.

Экзотичнее всего Бог Олега Н.: это существо опасное, коварное, и надо внимательно изучить его повадки, чтобы как-нибудь не столкнуться с ним на узкой тропе. Вадиму Д. и Олегу М. Бог никогда не помогает, но лишь наказывает, причем с Олегом он не мелочится, бьет только по-крупному, а вот Вадима — только по мелочам, потому что за крупное тот казнит себя сам. Бог Наташи К. и Светы Д. наказаниями не занимается, но Наташе он помогает только в крупных делах и когда она обстоятельно ему помолится, а Свете — независимо от ее молитв, когда сам сочтет нужным, но в основном по мелочам. А вот для Марины П. Бог — близкий друг, с которым она частенько задушевно беседует и который всегда согревает ее душу.

· Примечательно, что все вышеупомянутые верующие ведут вполне светский образ жизни, молятся только, когда припрет, и о своем нравственном облике заботятся в малой связи с силой своей религиозности. Но, кстати, заботятся.

А заботятся ли об этом Боги?

· За этот вопрос, пожалуйста, не убивайте меня сразу.

Портреты Богов
(а также о любви и страхе)

Конечно, ваш Бог — самый правильный и божественный. Но я надеюсь, вы не забыли, что у других людей могут быть Боги другие, и они к своим Богам относятся с уважением не меньшим. Давайте я сейчас поговорю о чужих Богах, а вы подумаете про своего?

***

Эллинских богов любить трудно. Более всего они похожи на плохо воспитанных (хотя и нередко симпатичных) детей, которые дорвались до власти и бестолково проводят время, купаясь в роскоши, выясняя отношения, жестоко развлекаясь и верша полный произвол в отношении людей.

Они не заботились, чтобы люди их любили. Богам это не нужно. Любить — это что-то душевно неуловимое, невесомое и непрактичное. А богам всегда было нужно что-то более реальное, например жертвы и послушание. А это обеспечивается надежнее всего Страхом.

Когда земная женщина Арахна осмелилась состязаться с дочерью Зевса, богиней Афиной, в ткачестве — Афина сочла, что на покрывале, сотканном Арахной, боги недостаточно величавы, и превратила свою соперницу в паука.

· Интересно, если на этом состязании присутствовал еще кто-то, то что чувствовали родители и дети земной женщины Арахны при таком подведении итогов?

То, что Афина была жестокой, не секрет; другие боги жестокими были просто реже. Юный и веселый бог вина Дионис вроде бы любил земную жизнь, но вот три милые девушки, дочери царя Миния, уклонились от похода в леса и горы, где им полагалось чествовать его песнями и танцами. Они смели уклониться от разгула, смели остаться дома и заниматься своими делами!..

Что последовало? Весельчак Дионис не поленился и обратил их в летучих мышей.

· Чтоб знали, негодные. Кстати, какая прорва летучих мышей носится в воздухе по вечерам!

Артемида обратила Актеона в оленя. А лучезарный юный Аполлон велел повесить Марсия за руки и содрать с него, живого, кожу.

· Кстати, поводом было их музыкальное состязание. Можно поразмыслить о влиянии классической (в данном случае без натяжек БОЖЕСТВЕННОЙ) музыки на пробуждение в душе добрых (или зверских) чувств.

Можете догадаться, что эта история не входит в издания для детей. И правильно, не то мифы и легенды Древней Греции — эта греческая Библия — будет с полным основанием квалифицироваться как пропаганда жестокости и насилия.

О Боге и полиции

Религия — одна из самых величественных вещей, созданных человечеством. Однако величие ее вовсе не в том, что это нечто неизбывное, лежащее в основе человеческой жизни.

· К сожалению, неотъемлемость от существования человечества еще ничего не говорит о величии. Так же вечны и неотрывны от истории человечества глупость и азартные игры.

Дело в другом. Глядя на исторический опыт, можно сказать с уверенностью: все общества без Бога вымирали. Бог мог быть любым: любящим или только справедливым, капризным или диким — главное, чтобы Он был. Был бодрым и энергично собирал под свои знамена. Жил Бог — общество жило и плодилось. Слабел Бог — слабела и народность. Римляне исчезли не потому, что у них оказалась плохая экономика или они совершили политические ошибки. Они исчезли тогда, когда исчез их Бог. Бог — это главный стержень, который помогал и помогает выживать народам.

· То же наблюдаю в любой семье. Пока есть сильный лидер — не важно, папа или мама, не важно, устанавливают они порядки добрые или дурные, — пока лидер семью держит, семья держится. А лидер потух — семья протухла.

Сильный Бог нужен любому обществу так же, как сильная армия и полиция. Это ужасно противные вещи, но без них люди жить не умеют.

Религия и психотерапия

Я искренне уважаю религию за ее высокий вклад в укреп­ление духовных устоев общества. Безоговорочно при­знаю, что укрепление религиозности практически всегда усиливает общественную мораль, нравственность и, соответственно, правопорядок.

· Как правило, правда, за счет ущемления каких-нибудь свобод личности. Назовут Свободу — Распущенностью и отменят ее.

Да, религия нужна обществу. Но нужна ли она человеку, учитывая, что интересы общества и человека совпадают хотя и во многом, но далеко не во всем?

· Обществу, например, нужен порядок, а молодежь, тоже к примеру, предпочитает другие ценности.

И здесь я также отвечаю положительно: основной массе людей религия оказывается нужной. Она снимает множество во­просов и привносит в душевный мир простые, ясные и устой­чивые ориентиры. Как психолог, я не могу не видеть, на­сколько психотерапевтична религия, насколько она возвращает человеку душевный мир.

· Всегда с восхищением наблюдаю, с какими светлыми лицами — хочется сказать, ликами — выходят большинство людей из храма.

Это легко понять, поскольку одна из центральных установок практически любой религии: "Поверь в Господа, полюби Господа, и Он одарит тебя любовью". Если человеку повезло и он смог во все это поверить — ему действительно повезло. Во-первых, он теперь в мире не одинок. У него есть Отец, который его никогда не оставит и всегда защитит. Во-вторых, у него прекратились мучительные поиски смысла жизни, на все его вопросы ответы давно уже даны: жить стало понятно и осмысленно. И, в-третьих, что самое главное — он верит, что теперь одарен любовью Господа, он любим! Любовь Господня беспредельна, обделен он никогда не будет; более того, теперь можно и нужно любить окружающих: Господь дал и возможности этого, и соответствующие предписания.

· Другое дело, что лично мне ближе психотерапия человеческая, а не религиозная. Она предлагает человеку: поверь в Себя, полюби Себя, и если ты будешь любить себя много, то дашь себе столько любви, что уже не надо будет тянуть с других. И даже захочется ее раздавать.

Другой интересный момент. В отличие от светских воззрений, где уныние — лишь одно из минорных, но естественных душевных состояний, в православии, например, уныние жестко квалифицируется как грех. Вы понимаете, что это такое?! Это же настоящая психотерапия молотом: будь радостен, чтобы не быть нарушителем божественного правопорядка!

· У меня в семье, кстати, заповедано то же самое, но в роли Господа Бога выступил я сам. Поджаривание в аду у нас заменено на обливание холодной водой, и, мне кажется, такой аргумент понимается детишками лучше.

Истинно верующий, как правило, живет с поющей душой, а если и страдает он от своей греховности, то страдания его светлы.

Однако стать верующим, обрести очищающую душу Веру далеко не просто, и это прекрасно знает каждый приходской священник, мучающийся со своей паствой. Воздействие религии распространяется лишь на определенные личностные типы и личности определенного уровня. Поэтому, при всех своих плюсах, религия — психотерапевт далеко не универсальный.

В связи с этим я вынужден поставить жесткие вопросы. Выходит, что религия нужна в первую очередь тем, кто нуждается в психотерапии? Но кто сравнивал эффективность церковной, косвенной психотерапевтической деятельности со светской, профессиональной психотерапией? И зачем религия нужна тем, кто в психотерапии не нуждается?

· Ну и по мелочам: почему у нас всем душевно и духовно страждущим повсеместно прописывают одно и то же лекарство — а именно православие? Только потому, что для государства это дешевле?

На мой взгляд, разные люди, с разными особенностями и проблемами, нуждаются в разных лекарствах и разных религиях. Любая религия хороша, если она помогает человеку.

Но тогда следует заботиться не о Боге (все-таки давайте исходить из того, что Он свои проблемы сможет решить и без нас), а о человеке. А в религии разумнее видеть не служение Господу, а лишь одно из возможных средств решения душевных человеческих проблем.

Помоги нам, Господи?

Да не обидятся на меня верующие, но большинство из них относятся к Богу крайне потребительски. Пока все хорошо — они без Бога обходятся и не особенно Его вспоминают. А приперло — пошли молиться: вспомнили.

Они не славят Бога — они используют Его.

· А если обнаружат, что вместо молитвы лучше помогает клизма, они Бога заменят на клизму. И никто даже не вздрогнет...

Я не буду делать так — потому что к неуважаемому Богу я обращаться за помощью не буду, а к уважаемому так относиться нельзя.

Бог и я

Издавна затрудняюсь в ответе на вопрос, верующий ли я. О какой вере идет речь? Вера в то, что когда-то нашу Вселенную создал некий Творец? В то, что ныне за нашей жизнью неусыпно следит Господь и без Его воли ни один волос не упадет с наших голов? А, может быть, вера в то, что этот Всевышний Судия свят, милостив и преисполнен всех других мыслимых достоинств? Или Вера как Служение, как особый способ жизни?

· На эти разные вопросы — очень разные ответы, причем к каждому ответу — масса комментариев...

Возможно, я просто еще не удостоился Его Благодати — очень жаль. Возможно, моя душа все равно тянулась бы к Нему, но... Но главный камень преткновения — это то, что свои душевные проблемы мне неплохо удается решать без Него. Самому.

· Господь успокаивает метущихся — а я и так не дергаюсь. Он дает силы и свет — а я вроде и эти проблемы решил самостоятельно. А раз так — то зачем?

Видимо, поэтому же меня очень мало интересует, есть Бог или нет. Совершенно не возражаю, что Он, возможно, сущест­вует — но, похоже, наши пути никак не пересекаются.

· Проще говоря, какое нам друг до друга дело?

Я не знаю нужды Бога, но многие посвященные в Его дела люди говорят, что Он ни в чем особенно не нуждается. Впрочем, если Богу за какой-либо нуждой надо будет явить Себя мне, я полагаю, Он найдет возможность это сделать.

· Речь не идет обязательно обо мне — я просто пытаюсь разобраться во взаимоотношениях Бога и человека.

А мне — зачем мне нужен Бог? И если Он мне зачем-либо нужен, могу ли я на Него рассчитывать?

Возможно, Бог могуч, даже всемогущ, и с Его помощью я смог бы сделать в своей земной жизни много больше. Так чего же Он не помогает? Чего ждет? Молитв? Обращений? А без них Он не видит, что я делаю добрые дела? Или Он "за так", без молитв к Нему, участвовать в совместных добрых деяниях не намерен?

· Как говорят мои друзья с коммерческими настроениями: "Я не готов работать без оплаты".

Обратите внимание, основное содержание молитв: "Слава Тебе, Боже" (славословие) и "Помоги мне, Господи" (прошения). В славословии нуждается Бог? А кто? И если мне или какому-то другому достойному человеку будет нужна помощь, то без молитвенных прошений Бог окажется не в курсе и не сообразит, что помощь действительно нужна?

· Полагать так — значит унижать достоинство Бога, а я против этого.

Я думаю, что тот, кто верит в Бога и Его всемогущество, не унижает Бога молитвами, а просто делает добрые дела. И в этом смысле я верю в Бога. Я верю в то, что Он настолько богат и великодушен, что не будет ничего тянуть с меня, а при возможности сам подарит все, что найдет нужным.

Я - верю в Бога.

.

mpedagog.ru